Важный інцідент.

Рубрика: Новости

Дело изменения дотеперішноі ординаціі виборчоі живо возбудила население Галичины, сельскую и міску, нашла громкий розгомін в галицкій прессе в основном через бесправную и безтактну заявление в комиссию парляментарній польских послов Стадніцкого и Єнджейовича, заметим при случае, того самого, который в ніскім уезде «побудил» выбранного послом мужика Яхима чтобы он отрекся от выбора и сделал при втором голосованю его выбор на посла. И о том в Совете государственной дело и была только малозначучим інцідентом: по первом совещании, на котором Полякам данная была собность скомпромітуватися, у всех міродайних клюбів отошла охота заниматься дальше сею делом. В полной раде о сю дело не булоби может и упоминания, если бы не вызвал єі посол Романчук своим вкладом, чтобы парляментарна комиссия для дела виборчоі складывалась не как досы с 24, но из 36 членов и чтобы в него вошел один посол Русин. Вклад сей и его полагодженє в Совете государственной были собственно тем інцідентом, маловажным для все Рады, но очень важным и обучающимися для нас, и для того мы считаем нужным близше ему присмотреться.

 

Вклад д. Романчука не был первым в своей роде, хотя и принадлежал к т. зв. деликатных взносов, відслонюючи перед широкой публикой внутренний ход тои машины, звеся Советом государственной. Главным характерным признак тои машины является организация клюбова, которая отряды по организации послов одинаковых взглядов для ліпшоі обороны общих интересов произошла машиной для підпираня правительства и придавлюваня иначе думающих меншостів. Клюби в австрійскій Совете государственной, это скорее общества завязані для общего интереса, чем связки послов одинаковых политических взглядов. Особенно надо это сказать о три большие клюби: польский, консервативный и сполученоі левой руки, на которых теперь сопротивляется правительство. Клюби имеют свои регуляміни, большинства членов клюбу уверяют почти діктаторску власть над меньшинством. С клюбами, а собственно с йіх проводниками и торгуєся правительство в всякую дело не только на совещания повноі Совета, но даже перед комисии дело всякая приходит обычно уже с горы в главном определена. Таким способом организация клюбова в самом корени підкопала австрийской парляментаризм и перенесла его центр тяжести с парляменту а даже и комиссий к тайних кабинетов, в которых проходят конференции министров с руководителями клюбів попираючих правительство.

 

И о том все таки и комиссии парляментарні имеют немалый вес в том дивогляднім, до горы ногами оберненім парляментаризмі. Хоть перед комисии важнійші дела приходят обычно уже «облагоджені», то все таки много подробностей обговорюєся и облагоджуєся еще в комиссиях. На совещания комиссии министры приходят и дают виясненя конечно далеко докладнійші, чем на засіданях повноі Рады, так что комисии парляментарні является присущим парляментом, а полные заседания Совета больше только парадою. Верховодячі клюби стараются взять в свои руки все найважнійші комиссию, чтобы заверить себе в них большинство, или даже, когда комиссия должна заниматься «деликатными» (конечно грошевими) делами, не допустить к неи никакого профана. И так нпс. к найважнійшоі комиссии, буджетовоі, не допускают никого из опозиции ни даже никого из клюбів не принадлежащих к обществу. Что касается других комиссий, то проводники верховодячих клюбів укладывают обычно «ключ»: когда в комисии будет принадлежать х членов, то из главных клюбів войдет туда по только членов, из меньших по только а только. Наименьшие, а особенно оппозиционные клюби обычно выходят в пустые, из них никого не выбирают в комиссии, хотя бы в них были люди найспосібнійші. На такое поступованє раз жалувались и молодочехи и послы из оппозиционных клюбів. Д. Романчук своим вкладом также стрібував вонзить палец в эту искусственную паутину, заполнила наш парляментаризм так, что ему и лица не знать. Правда, заким поставить свой вклад в полной Раде, он прибегал к проводникам двух важнійших клюбів, сполученоі левой и Круги польского, требуя, чтобы или допущено одного Русина к комиссии для дела виборчоі или изменен ключ для сэи комиссии так, чтобы замісць 24 членов было в ней 36, при чем мог бы войти сюда и один Русин. Проводник левицы ответил, что, заключив в том деле соглашение с двумя другими крупными клюбами, Немцы не могут для Русинов ничего сделать и отсылают йіх до Круга польского. Проводник Круги польского сделал больше, потому предложил жаданє Романчука Кругу польском. «Демократические», т. есть. міскі послы Поляки: Леваковский, Соколовский, Вейгел и некоторые чеснійші послы сільскі, как мужик Поточек и Едв. Гневош были за тем, чтобы исполнить жаданє Русинов, которое было и справедливо и поставлен в возможно найскромнійшій форме. Большинство Круга отвергла се жаданє и заставила д. Романчука вывести дело перед полный Совет государственной.

 

Мы не будем останавливаться на коротенькой дебаті, которую викливав сей вклад в Раде. Мотивованє д. Романчука было короткое, скромное, к ричи сказанное, вполне лояльное и парляментарне. Против него не отозвался никто из Поляков, значит, они не имели что ему забросить прилюдно. Сказал только проводник Немцев Плєнер, который признал робко, что жаданє Русивів справедливое, но левица должен голосовать против него, потому что такое условие заключено с другими клюбами. И вклад Романчука упал, но о чудо, упал уважаемым меньшинством 75 против 88 голосов. Сей произведение голосованя наводит нас на некоторые интересные мысли.

 

Вклад д. Романчука, хоть сам собой мелкий и в последствиях не важный, а уж никак не оппозиционный, был первой пробой клюбу русского виломатися от невільницкоі зависимости от Круга польского, в которую сей клюб поставил себя звісною соглашением и предвыборными торгами. Это очень хорошо почувствовала польска шляхетска пресса, которая устами «Czasu» набросилась на д. Романчука, назвала его поступованє нелояльным и вообще наговорила репрезентаціі русский немало комплиментов с «грубшого тона». «Дѣло» выступило к полемике методом струса: оно прикинулося новорожденной барышней, которая не знает, «wozu der Lärm, was steht dem Herrn zu Diensten», да хоть в том показало оппозиционные рога, что відкликнулося к все людности Галичины, чтобы засыпала Совет государственной петициями в смену ординаціі виборчоі. Но сего, в чем была главная вес выступления д. Романчука, отношений клюбу русского Круга польского, «Дѣло» даже не задело. Но и сами русские послы в Вене не дали до сих пор никакого знака о том, что же они дальше думают делать, или вклад Романчука был у них припадковою событием, выплывет должны добавить какие ширшоі политической мысли?

 

Но найважнінший сторону дела лежит вот в чем: когда послы русские добились раз на отвагу преподнести, хоть в очень несмелый и вузко-клюбовий способ, дело обще інтересну для многих послов и клюбів, обиженных нынешним состоянием, то они получили для себя от разу, силой самоі дела, почтенное число 75 голосов. Не должно это показать йим, где йіх натуральные союзники и с какими делами йим надо выступать, а собственно, как надо ставить те дела, с которыми выступают в Совете государственной? Быть прихвостнем то одного Круга польского, или всех трех крупных клюбів, которые на маленький клюб русский так же не обращают внимания теперь, когда он йим служит, как не обращали бы и тогда, если он стоял в оппозиции — как видим, ни почетно, ни пожиточно. Не лучше бы было, не переходя даже явно к оппозиции, стать совершенно независимо от Круга польского, торговаться с верховодячими клюбами тогда, хижины клюб русский впереди поладил с приверженными ему клюбами меньшинства и снискав себе йіх эвентуальную подпора, мог против Круга и других клюбів выступать как представитель поважноі меньшинства парляментарноі? Особенно как найтіснійший связь Русинов с клюбом ческим нам видаєся делом и пожаданим и вполне возможным без нарушения тех зобовяяань, которые взяли на себя русские послы зглядом правительства. Пишем то все очевидно, ставлячися в положенє наших послов среди теперішноі ситуации. Мы знаем, что поставить прямые, прінціпіяльні жаданя далеко легче, чем йіх исполнить. Но с другой стороны мы убеждены, что крутясь и топчучись на месте, клюб русский никуда не зайдет, а какой-то выход из дотеперішноі мороки должна-же быть.

 

[Народ]

Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 . Комментарии и пинг закрыты.