Рождество в новом стиле

Рубрика: Новости

 

В этом году Украина начинает праздновать Рождество по новому стилю – прежде всего в фигуральном смысле, а частично и в буквальном. Согласно изменениям в Кодекс законов о труде, 25 декабря, Рождество по григорианскому календарю, становится новым официальным праздничным днем. Таким образом украинская община получает возможность солидаризироваться с христианами всего мира в день, когда подавляющее большинство из них празднуют Боже, хотя почти все украинские Церкви остаются при старой, «юлианскому» дате празднования Рождества.

 

Директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей ЮРАШ рассказывает Z о том, почему Украина должна двигаться в сторону полноценного перехода на григорианский календарь праздников и почему это является вопросом цивилизационного выбора.

 

 

ЮЛИАНСКИЙ КАЛЕНДАРЬ – ФОРМА МЕНТАЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ РОССИЙСКОЙ ТРАДИЦИИ

 

– Господин Андрей, можем трактовать введение официального праздничного дня 25 декабря как нечто неожиданное? Путь законопроекта от дискуссии на согласительном совете и до голосования был коротким – три дня.

 

– Мне кажется, что этот вопрос обсужден уже очень подробно, поэтому появление законопроекта и его поддержка в Верховной Раде не может восприниматься как некий случайный или странный факт. Уже как минимум два десятилетия, как только подходит Рождество (а также и Пасха, которую в основном празднуют порознь, согласно юлианскому и григорианскому календарям), то ежегодно возникают вопросы: почему так, почему мы не празднуем со всем миром? Ежегодно эти два большие праздники становятся поводом вспомнить, почему принимался григорианский календарь и почему мы до сих пор на юлианском.

 

По моему мнению, наше общество очень динамичное, и есть большая доля тех людей, которые готовы воспринимать важные поступательные движения, которые готовы слушать аргументацию и идти к выводам, в том числе в календарном вопросе. Конечно, есть и оппозиция. Очень часто церковные деятели боятся идти на такие шаги, ибо это, по их мнению, спровоцирует дискуссии. За это не имеем реальных шагов, в то же время сама календарная тема постоянно звучит.

 

Я считаю очень хорошим, что мы этим законом переводим дискуссию на совершенно новый уровень. Это уже часть нашей жизни, часть нашей реальности, которая будет мотивировать к поискам какой-нибудь адекватной модели нахождения [празднования], или по крайней мере позволит каждой группе чувствовать себя очень свободным – и той части общества, которая придерживается патриархально-архаичных представлений, связанных со старым, юлианским, календарем, и той, которой хочется модерности и современности в рамках григорианского календаря.

 

– В то же время какая-то часть дискуссии сосредоточилась на примітивнішому ракурсе – на измерении официального выходного дня. Или есть и такие мысли: если уже подарили католикам выходной, то давайте и мусульман – Курбан-байрам… По вашему мнению, господин Андрей, что должно сделать государство на официальном уровне, чтобы обосновать необходимость этого дня как праздничного?

 

– Я думаю, что государство не слишком должен что-то делать; потому что ее роль, по крайней мере в этой сфере, – не обосновывать, а леґітимізувати то, что существует. Государство ничего не придумала, она не моделировала что-то новое – например, чего-то такого, что не существует. Государство просто леґітимізувала факт существования двух христианских традиций, которые отмечают этот праздник в соответствии с собственной практики. Государство выполнило свою функцию и справилась с тем заданием. Думаю, это еще один хороший факт, который свидетельствует, что сейчас очень здоровая ситуация в Верховной Раде, поэтому, видимо, можно ожидать новых позитивных шагов в том же контексте.

 

– Какие шаги вы имеете в виду? Если мы сейчас находимся на промежуточном этапе, то следующий?

 

– В календарном плане я здесь ничего предсказывать не хочу. Думаю, что это вопрос к Церквям, к главам Церквей или, возможно, дискуссии на соборах – иерархи и руководители религиозных сообществ должны подумать, как гармонировать эту вещь.

 

Когда я говорил о следующих шагах, то имел в виду другие законопроекты, зарегистрированные в Верховной Раде, которые являются достаточно смелыми, в определенном смысле модерновыми – но абсолютно логичными, исходя из ситуации. Еще два-три года назад мы, пожалуй, не могли надеяться на принятие такого законопроекта [о чествовании 25 декабря], а сегодня имеем и несколько других законопроектов в религиозной сфере, о которых не могли думать в течение 24-х прошлых лет. Хочу напомнить, что последние серьезные дополнения к действующему закону «О свободе совести и религиозные организации» принимали еще в 1993 году. Кажется, сегодня есть здоровая прогрессивная большинство, которое готово в этом направлении двигаться.

 

– Прежде чем перейдем к вопросу о перспективах полного перехода на григорианский календарь, можете сказать, какой законопроект среди зарегистрированных является самым важным?

 

– Прежде всего, это законопроект №4128 (проект изменений к закону «О свободе совести и религиозных организациях» относительно изменения религиозными общинами подчиненности, – Z). Этот проект является продуктом экспертного совета, который действует при нашем департаменте. Речь идет об уточнении статьи 8 закона относительно свободного волеизъявления религиозной идентичности. Очевидно, что многим этого не хочется, есть стремление сохранить существующие сети. Общество существенно изменилось в течение последних 20-25 лет, зато религиозная сеть на 90% сформирована еще в середине 1990-х. В обществе есть желание, чтобы сеть соответствовала их убеждениям, взглядам. Именно это порождает эти известные переходы, изменения юрисдикций. Нынешняя редакция закона обеспечивает это право, но не дает механизма. Поэтому и возникают конфликты, споры.

 

В общем есть аж 12 законопроектов в Верховной Раде относительно религиозного вопроса. Никогда еще Украинское государство – при Кучме, при Ющенко, при Януковиче – даже близко не приближалась к такому уровню готовности серьезно работать в этой сфере. Не уверен, все инициативы будут реализованы. Но все-таки есть оптимизм: по крайней мере если есть дискуссия и накоплен определенный ресурс, то рано или поздно это должно сработать.

 

– Каковы перспективы перехода украинских Церквей на празднование Рождества по григорианскому календарю?

 

– Это их дело. Никто – и, в частности, государство – никого ни к чему не будет принуждать. Принятие решения о праздновании 25 декабря – это, доминантно, знак уважения к тем украинских христиан, которые именно в этот день отмечают Рождество – католиков, протестантов. Уже на втором плане это мотивационный фактор всем подумать [над переходом на григорианский календарь]. Как решат сами Церкви и как они себя поведут – это их дело.

 

– Не решают.

 

– Откровенно скажу: я вижу, что религиозные лидеры не хотят или боятся инициировать эту дискуссию. Я не уверен, что этот вопрос быстро даже встанет как актуальное на повестке дня. Возможно, придет уже другая генерация иерархов, возможно, общество с каждым годом будет становиться все более настойчивым в своем стремлении к переходу на новый стиль в праздновании Рождества, возможно, будут межцерковные мероприятия – увидим. Я бы, например, считал наиболее приемлемой такую модель: инициирование в средах различных Церквей, которые имеют исторические корни в традиции Крещения, собрать комитет полномочных представителей, делегированных соответствующими главами Церквей или коллективными церковными органами, которые могли бы поразмыслить над этим вопросом и принять консолидированное решение. В такой форме это было бы, пожалуй, правильнее всего. Повторюсь: это мои такие рассуждения – я не знаю, как это может воплощаться в практическом смысле.

 

– Вы говорите, что «боятся». А чего именно боятся?

 

– Есть такой страх, я бы сказал, что наиболее прагматичный, – страх разделения. Мы знаем, что это довольно драматично отразилось в некоторых общинах, например, за рубежом – когда в отдельных городах, где есть греко-католическая церковь, было принято решение о переходе на новый григорианский календарь, а значительная часть отказывалась. И тогда возникало две общины: одна праздновала за одним стилем, другая – по другим. Такие же страхи, думаю, имеют и украинские иерархи. Они боятся, что инициирование изменения даты приведет к таких делений, поэтому уж лучше оставаться при старой традиции, без новых линий столкновения или противостояния.

 

Есть еще один богословский, исторический момент – для многих православных синхронизация празднования с католиками ментально выглядит как изменение богословской парадигмы, проще говоря – измена традиции. Это также подпитывает страх.

 

Но, думаю, надо реально смотреть на вещи. Даже среди современных православных Церквей, которые функционируют в рамках православной ойкумены и есть взаємновизнаними, только 5 из 14-ти остаются при старом календаре. Остальные православные празднуют согласно григорианскому календарю.

 

Если посмотрим, какие Церкви придерживаются юлианского календаря, то увидим, что это либо маргинальные Церкви, или же явные сателлиты Московского патриархата: это есть сербская Церковь, которая, как и Сербия, находится в определенной идеологической зависимости от Московского патриархата; это есть грузинская Церковь, очень маленькая, очень консервативная и, как бы парадоксально не выглядело, учитывая конфликт между Россией и Грузией, также зависима от Москвы (известно, что патриарх Илия – не единственный деятель из Грузии, который ездил в Москву и вел переговоры в 2008 году); Иерусалимская Церковь – наименьшая; и, к большому сожалению, и Церковь, которая уже находилась на григорианском календаре, но вернулась к юлианскому стилю – Польская автокефальная православная церковь, которая тоже находится под очень мощным российским влиянием и придерживается российских моделей функционирования. Ну и, собственно, пятая Церковь – это Московский патриархат, для которого отстаивание своей даты стало частью собственной идеологической платформы, элементом глобальной концепции противостояния западным силам и католической Церкви, как это многим представляется.

 

Нашим украинским гражданам, которые так рьяно отстаивают традицию юлианского празднования, надо понимать, что настаивание на юлианском календаре – это также своеобразная скрытая форма ментальной зависимости от российской традиции.

 

– Можно ли делать прогноз, что согласие украинцев к отказу от юлианского календаря будет расти по мере продолжения российской агрессии?

 

– Я думаю, что вы абсолютно правы. Честно говоря, эту тему породили даже не те, кто, возможно, хотел что-то инициировать, а те, кто заранее уже оппонировал этому переходу. Они видели в этом еще один «мессидж» для общества, форму разрыва с российским пространством.

 

– Вы говорили о том, что для перехода должно быть консолидированное решение украинских Церквей, иерархов. А может ли быть так, что решится какая одна из Церквей? А, откровеннее говоря, ближайшая – УГКЦ.

 

– Я не говорил, что «должно быть», а говорил, что было бы желательным консолидированное решение. Но, конечно, никто не обязывает всех ждать синхронного перехода, никто никого не сдерживает. Если будет возможность, воля – то почему бы нет?

 

Я считал бы, что это было бы хорошее решение, знаковое. И, думаю, в такой способ и сообщество, которое бы решилась на этот шаг, хотя бы и неизбежно претерпела определенных дискуссий, внутренних противоречий, она выиграла бы, она утвердила свой статус сообщества, готовой осознавать себя в новых духовных обстоятельствах, способной находить адекватные ответы на вызов модерности.

 

– Еще один вопрос из сферы гипотез: если бы на введение григорианского календаря решилась какая-то из православных конфессий, наперекор другим, – это бы ставило крест на разговоре о поместную православную Церковь?

 

– Почему же «ставило крест»? Не думаю, что это было бы так уж радикально. По моему мнению, общество и община во многих отношениях являются более прогрессивными и более адекватными по реалиям, чем некоторые лидеры, которые продолжают культивировать страхи.

 

– Господин Андрей, будет 25 декабря. Каким образом украинские Церкви – православные, греко-католическая – имели бы встретить этот день? Понятно, что речь не пойдет о рождественские Литургии, но как это могло бы выглядеть на приходах?

 

– Когда-то в Галичине – много кто об этом рассказывал – была хорошая традиция: если в одном населенном пункте были римо-католическая и греко-католическая общины, они праздновали Рождество по-разному, но в день григорианского Рождества сторонники старого календаря никогда не работали – они шли праздновать вместе с римо-католиками, и священник присутствовал на богослужении. И наоборот, когда приходило Рождество по юлианскому календарю, его так же почитали римо-католики, подтверждая уважение к иной общины. Я думаю, что такой способ празднования был бы лучшим проявлением уважения к собратьям.

 

Беседовал Владимир СИМАКОВ

Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 . Комментарии и пинг закрыты.