Плохой музыкальный вкус? Виновато воспитание

Рубрика: Новости

Некоторые люди слушают «Битлз», а другим нравится грегорианский хорал. Когда речь идет о музыкальных вкусах, ученые верят, что воспитание важнее, чем природа. С нового исследования, которое опубликовано 13 июля в Nature, следует то, что наши музыкальные предпочтения определяет, скорее, культурная среда и опыт, чем биологические факторы.

Джастин Бибер — талант или бездарность? Ваше мнение по этому поводу зависит прежде всего от вашего культурного опыта.

 

«Наше исследование показывает, что существует глубокая разница в том, как люди разных культур реагируют на консонансні и диссонансные звуки», – говорит его ведущий автор Джош МакДермот, когнитивный ученый из Массачусетского технологического института. Разные культуры, следовательно, слышат мир по-разному.

 

Ученые решили впервые проверить это старое как мир предположения. Отдельные ученые убеждены, что реакция людей на музыку обусловлена биологически, поскольку нам нравятся тона с конкретными математическими соотношениями интервалов. По их мнению, в основе музыкальной эстетики лежат универсальные закономерности, которые превосходят влияние любых культурных факторов и связаны со строением мозга. Етномузикологи, однако, думают иначе. По их убеждениям, различия в музыке разных этносов является аргументом, что музыка — это, скорее, продукт культуры, чем природы.

 

Чтобы выявить, что именно – природа или культура определяет наши музыкальные вкусы, нужно было найти людей, которые имели мало контакта с западной музыкой. МакДермоту и его команде пришлось совершить путешествие сначала самолетом, потом автомобилем, а тогда каноэ, чтобы добраться до поселков народа Цімане – коренного индейского населения бассейна Амазонки и подножия Анд в Боливии. Для исследования важно было не только то, что Цімане почти полностью изолированы от западной культуры, но и то, что их музыка является в некоторой степени исключительным, ведь они поют и играют лишь одну музыкальную линию за раз, а не гармонию (то есть «до» — «до» — «до» или «ре» — «ре» — «ре» , а не «до» — «ре» — «ми» и т. д.).

 

В своих экспериментах МакДермот и его коллеги изучили эстетическую ответ на музыку, наигрывая комбинации нот трем группам людей — Цімане и двум группам боливийцев, которые хорошо знакомы с западной музыкой. Респонденты должны были идентифицировать ноты как приятные или неприятные. Исследователи наигрывали им консонансні аккорды, характерные для западной и многих других музыкальных культур, и диссонансные, которые «режут ухо» западному человеку.

 

Люди Цімане, как показал эксперимент, имели такое же хорошее акустическое чутье, как и те, кто знаком с многими другими типами музыки. Но «приятными» для них были именно диссонансные аккорды. «Это достаточно убедительно исключает тезис, что музыкальные предпочтения имеют врожденный характер», – говорит МакДермот.

 

Роберт Цаторре, нейронауковець из Университета Макгилла в Монреале (Канада), однако, сомневается в том, что музыкальные предпочтения определяют только культурные влияния. В мозге макак, например, слуховые нейроны реагируют по-разному на сигналы с различными интервалами. Он подчеркивает все люди рождаются с одинаковым строением мозга и нервной системы, которые, правда, очень адаптивны. Бок о бок с музыкальной социализацией происходит развитие речи. Младенцы имеют врожденную способность различать звуки, которые употребляются во всех языках, но в той мере, как они овладевают родным языком, эта способность теряется. Японцы, например, перестают различать «р» и «л». «Как в музыке, так и в языке наш мозг в целом настраивается на среду вокруг себя», – говорит Цаторре.

 

Ramin Skibba

Poor musical taste? Blame your upbringing

Nature, 13/07/2016

Отреферировал Евгений Ланюк

Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 . Комментарии и пинг закрыты.