Кибербезопасность: холодная война онлайн

Рубрика: Новости

Интернет под угрозой, и не только со стороны хакеров, воров и шпионов. Как пишет Александр Клімбурґ в книге «Затмение сети: Война за киберпространство», не меньшая опасность исходит от правительств, которые настаивают на своем верховенстве в киберпространстве и, следовательно, ставят под угрозу идею сети как глобального цифрового ландшафта. В новую эру идеологического противоборства киберпространство становится приоритетной сферой политической борьбы.

 

Клімбурґ – директор направления цифровой политики Гаагского центра стратегических исследований в Нидерландах – в своей книге считает, что комбатанты принадлежат к двух основных лагерей. Первый лагерь – это сторонники «свободного Интернета», которые борются за свободные потоки информации, независимо от политических границ и культурных барьеров. Второй лагерь во главе с Россией и Китаем отстаивает идею национального суверенитета в киберпространстве и установление государственного контроля над Интернетом. Персонал, который обслуживает «великий китайский фаервол», больше, чем численность всей Народно-освободительной армии Китая.

 

По его словам, ставки невероятно высоки. Сможет ли Интернет стать основой новой глобальной цивилизации? Или, возможно, он только углубит существующие исторические и культурные различия между нациями? Агрессия и контроль в информационном пространстве стали обычным явлением нашего времени. Дипломатический кризис на Ближнем Востоке и в Африке могли спровоцировать российские хакеры, которые искусственно дезинформировали катарское новостное агентство. Турецкое правительство ограничило доступ к Википедии после того, как в апреле там появились критические комментарии. Впрочем, растут также международные усилия, направленные на увеличение кибербезопасности, как договор между Вьетнамом и Японией или между Сингапуром и Австралией.

 

«Затмение сети» подает широкий, но подробный обзор того, как мы пришли к нынешней ситуации в сети. Клімбурґ описывает, как операции в Интернете зависят от многих игроков, в частности правительств, частного сектора, гражданского общества, научных учреждений и отдельных индивидов. Вместе они образуют инфраструктуру и контент сети, а также все больше нуждаются в немедленной реакции на различные угрозы. Модель руководства Интернетом, которая включает многих акционеров, позволяет переходить национальные границы. Как пишет Клімбурґ, «все страны с выходом в Интернет должны принять потерю доли государственного суверенитета». Интернет-корпорация по присвоению имен и доменов, скажем, имеет больше власти над системой доменных имен, чем любое национальное правительство.

 

Однако преимущество сторонников кіберсуверенітету заключается в том, что, как пишет Клімбурґ, они постоянно находятся в наступательной позиции и используют информацию как оружие для продвижения собственных интересов. Их конечной целью, по словам автора, есть ничто иное, как пересмотр международного порядка, в котором доминирует Запад. Зато сторонники свободного Интернета борются за сохранение существующего status quo, который состоит в международной открытости и кооперации. Российские хакерские атаки на президентскую избирательную кампанию в США четко показали возможности использования информации как оружия. Национализм и политическая поляризация в странах Запада, по словам Клімбурґа, могут только ухудшить ситуацию.

 

Как сказали в интервью изданию The Wall Street Journal советник Белого дома по вопросам безопасности Герберт Макмастер и директор Национального экономического совета Гэри Кон, «мир – это не глобальная сообщество, а арена, на которой страны, неправительственные субъекты и бизнес борются на преимущества». «Вместо того, чтобы отрицать эту простую природу международных отношений, мы ее принимаем», – продолжают они. Если слово «мир» заменить на «киберпространство», то речь пойдет о приверженности Соединенных Штатов продвигать свои национальные интересы на международной арене. И не только США: когда после теракта на лондонском мосту 3 июня премьер-министр Тереза Мэй призвала к «международных договоров с целью регулирования киберпространства и предупреждению экстремизма и терроризма», это был также прозрачный намек на необходимость ограничения информации онлайн.

 

Все соглашаются, что проблемных участков – легион. Добавьте сюда еще «проблемный контент» в форме подстрекательства, клеветы, детской порнографии и тому подобное. Впрочем, как отмечает Клімбурґ, императив свободного Интернета требует, что бороться с этими проблемами нужно путем правового реагирования, а не предупредительного ограничения коммуникации в Интернете.

 

Сегодня происходит постоянная семантическая борьба за терминологический словарь кибербезопасности, ведь каждая сторона стремится ввести или исключить у него специфические формулировки. Как пишет Клімбурґ, Россия и Китай определяют кибербезопасность таким способом, который отражает их цель контролировать информацию.

 

В рамках ООН и других международных организаций предпринимаются попытки разработать такие нормы поведения, которые могут увеличить или уменьшить национальную власть над Интернетом. Совет по национальной безопасности Соединенных Штатов в прошлогоднем отчете сформулировала вопрос: приемлемо для стран внедрять вредоносное программное обеспечение в электронные сети друг друга, как это произошло в случае американской избирательной системы? Если так, то Соединенные Штаты могут делать аналогичные действия. Если нет, то виновных нужно идентифицировать и наказать. Международная дипломатия должна быть посредником. И хотя ее усилия не всегда приносят желаемые результаты, порой они могут быть полезны, как, например, в случае договора между Китаем и США в сентябре 2015 г., в результате которого китайские хакерские атаки на американские компании резко сократились.

 

В «Затмении Интернета» читатель найдет немного информации о последние резонансные события. Российское вмешательство в результаты американских выборов в ней рассмотрен лишь вскользь. Она не вспоминает хакерской группы The Shadow Brokers, которая в 2016 г. собирала информацию с серверов американских агентств безопасности. Не упоминается в ней и глобальный интернет-вирус WannaCry и недавний закон КНР, который регулирует «трансграничное распространение информации». Что читатель в ней найдет, то это вдумчивый контекст, который позволяет мыслить о сферу, которая чрезвычайно быстро развивается.

 

Сильным местом книги является то, что она ставит вопросы и рефлексирует над своими собственными основаниями. Клімбурґ пишет, что западные страны редко понимают оппозиционные перспективы. Кроме того, он сам приложил усилия, чтобы подорвать веру в идею свободного Интернета, проводя различные мероприятия слежения, которые в 2013 г. раскрыл миру Эдвард Сноуден.

 

В итоге автор делает вывод, что борьба за свободный Интернет – это нише иное, как борьба за свободный и демократический мир. Все, кто преданы демократии, должны защищать его всеми силами.

 

Steven Aftergood

Internet security: The cold war online

Nature 5/07/2017

Отреферировал Евгений Ланюк

Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 . Комментарии и пинг закрыты.