Фильмы, которых мы не увидели

Рубрика: Новости

За скобками итогов прошедшего кинематографического года оказалось немало ценного, что могло бы образовать список других «лучших», и значительно длиннее предыдущего. Дальнейшее повествование – о непоказанные, забытые, неучтенные, вычеркнуты, пропущенные фильмы, такой себе альтернативную вселенную кино-триумфаторов 2017 года.

 

Ежегодно Бюро украинской киножурналистики проводит исследования с более-менее стандартным набором вопросов. Одно из них – довольны критики разнообразием кинотеатрального проката на протяжении прошлого года? На что я отвечаю в основном негативно, вспоминая десятки, если не сотни, впечатляющих, интересных, оригинальных или просто хороших фильмов, недоступных в украинских кинотеатрах, за просмотр которых приходится благодарить «пиратам» и необозримом пространства сети.

 

Почему тот или тот фильм не был показан в прокате Украины? Не только потому, что в мире ежегодно выходит более пяти тысяч фильмов. А еще и из-за отсутствия у нас дистрибьюторов китайских, корейских, индийских, нигерийских, австралийских, бразильских, аргентинских и других больших или малых кинематографий. В качестве третьей причины следует назвать и ограниченное количество кинотеатров в Украине, где и так уже есть конкуренция, ведь каждый четверг прокат наполняется новыми – от трех до восьми – фильмами. Четвертая причина – посредственная работа прокатных компаний, которые (в силу своей загруженности) время работают спустя рукава, полностью пренебрегая мировой практикой для проката специфического кино: разработкой индивидуальных схем проката отдельно под каждую самобытную ленту. Впрочем, дистрибьюторы это опровергают, указывая на отсутствие в Украине большой целевой аудитории фильмов немассового типа. Показательным для этой ситуации является скандал с прокатом украинско-словацкого фильма «Граница», который в Украине провалился, а в Словакии, наоборот, стал самым кассовым (с национальной долей за всю историю страны). Зато зрители не соглашаются, обижаясь на усредненное отношение к себе, принудительное занижение своих вкусов и диктат представителей мейджерів Голливуда.

 

Кинотеатры хотят зарабатывать, а зарабатывают они больше на прокате голливудских фильмов. Все остальные ленты – игра со зрителем и государством. И несмотря на сложность работы с прокатчиками, кинотеатрами и привлечением зрителей, кино все равно снимается, прокатывается и становится культовым.

 

«Леди Берд»

 

Думаю, все шансы на это у американского, неголливудского фильма «Леди Берд», режиссера, сценаристки и актрисы Ґрети Ґервінг. Он вышел ограниченным релизом пятого ноября, с прогнозируемым попаданием в список номинантов на «Оскар». Но даже малый прокат дал возможность 10-миллионной картине собрать 34 миллиона только у себя на родине. И совершенно не удивительно. Странно, что в Украине его никто не заявил, хотя права на мировой прокат есть у компании UIP, которая работает с нашей компанией B&H. И здесь вероятно такое развитие событий: авторское кино не очень интересное B&H, как прокатчику в основном «попкорн-кино» и украинскому монополисту, «владельцу» 55-60% рынка. Но если «Леди…» таки получит своего вполне заслуженного «Оскара», то получит бесплатную рекламу в виде сообщений из всех окон и площадок. Что вполне оправдано для фильма такой потрясающей режиссерской и сценарной экспрессии, вдумчивости материала, точности підмічених моментов жизни и, одновременно, их образного переосмысления. Исполнительница главной роли Сирша Ронан так драйвово, весело и упрямо прокладывает путь тинейджера, что зрителю передается максимум полезного действия от просмотра. Заскучать или отвлечься не имеет никакой возможности или нужды, ибо все происходит быстро, с полной информацией о возрасте-желания-страхи подростков, что напоминает взрослым о их собственную юность и позволяет правильно сопоставить воспоминания с современными реалиями. То есть «Леди…» как тот фрукт – кино доброе и полезное.

 

«Три билборда за пределами Еббінгу, штат Миссури»

 

Примерно того же сорта и «Три билборда за пределами Еббінгу, штат Миссури» Мартина Макдонаха. Вычеркните из памяти его предыдущих «Семь психопатов» и тем более приторно-сонливое (для некоторых) «Залечь на дно в Брюгге». «Три билборды…» заставят вас быть с героями все время, а потом еще дольше – после окончания фильма, и в этом будет доля сладко-мучительного садомазо. Потому что хоть речь о женщине в печали по невинно убитой дочерью, фильм показывает ее сильной и убежденной в своей правоте и праведном гневе. А уверена она в том, что власть – бездействует, а люди в городке – аморфные, и только набрасыванием говна на вентилятор можно добиться внимания и реакции. Говно вбрасывает Фрэнсис Макдорманд (жена замечательного режиссера и сценариста Джоэла Коэна), героиня которой имеет нечто среднее между эллинским амазонками и булгаковский Маргаритой. Только ни боги, ни черти ей не нужны, поскольку речь идет о персональной ответственности и такую же месть, когда и останавливаться не в силах, продолжая дело дальше, и дальше, и дальше… Пока не выйдет в наш прокат. А это реально с теми же исходными, что и в «Леди Берд»: фильм Макдонахі уверенно входит в «списки лучших» большинства профильных организаций и журналов мира. Он стал лучшим драматическим фильмом на «Золотом глобусе», Макдорманд – лучшей актрисой, а ее партнер, Сэм Рокуэл – лучшим исполнителем роли второго плана. Это же фильма «грозит» и на «Оскаре».

 

«История призрака»

 

Совсем противоположного энергетического и философского направления другой, один из лучших прошлогодних фильмов, что тоже прошел мимо украины – «История призрака» Дэвида Ловері. Он прошел и мимо «Золотой глобус», вероятно, пройдет и мимо «Оскар». И это никаким образом не сказывается на его качестве, ведь «истина не страдает от того, что ее не признают», не так ли? Слишком громко звучит? Но подобно этого громко звучит и «… привидение». Такой простой и такой странный прием – надеть призрака призраком, с простыней на голове и прорезанными в нем отверстиями для глаз – уже представляет создателей или сумасшедшими, либо гениями. Я тяготею ко второму определению. Как иначе объяснить то, что очевидный примитив не вызывает скепсиса, а наоборот – немое убеждению в серьезности увиденного. Почему это работает? Кейси Аффлек, пронзительная музыка, тоска по тому, что прошло, и ніцшеанське Вечное возвращение. Всматриваешься в фильм, как в бездну, и фильм заполняет все твое естество, и становится тобой. Навечно. Может дистрибьюторы оценили опасность для зрителей – что они перестанут смотреть «Мстителей» и «Звездные войны», и поэтому не купили фильм для нашего проката? Это пока не известно.

 

Где-то можно согласиться с решением обойти фильм «Детройт» Кэтрин Бигелоу, так же он очень узко ориентирован на расистские ужасы, описывая бунт темнокожих против притеснений белых полицейских Соединенных Штатов ‘67-го года. Хотя Бигелоу создает такую плотность напряжения, эмоций, боли, несправедливости, ужаса, гнева, что тело трясет, а мозг кипит, чего достичь мало кому удается в кино массовом. «Детройт» все же апеллирует к американцам, у которых было рабство, а проявления расизма существуют и до сих пор. В Украине такого нет, поэтому и мощную документалку «Я вам не негр» Паула Пека мы в прокате не видели, а «Ловушку» Джордана Пила воспринимали лишь как триллер с элементами фильма ужасов, в меньшей степени реагируя на вызов расизма в современной Америке.

 

«Последний взмах флага»

 

Так же весьма «американский» «Последний взмах флага» Ричарда Линклейтера, история об отце, который едет через пол-страны, чтобы забрать тело своего погибшего в Ираке сына. Но разве не является сама тема близка и украинцам, вынужденных хоронить своих детей, убитых на Востоке Украины? Прекрасно разложен на три партии трех разных друзей в исполнении трех классных актеров – Брайана Кренстона, Лоуренса Фишберна и Стивена Карелла, – « флаг» презентуется разговорным роад-муви. Здесь болтают «за жизнь», что одинаково интересно всем, потому что речь идет о прозаических вещах и их восприятие каждым отдельно – от отношения к грехам молодости и темы Бога до взаимоотношений мужчин с женщинами, отношениями с детьми и отношением к власти. Друзья вспоминают, шутят, подкалывают, развлекают друг друга и сетуют на всех, растягивают время и пространство. И это тоскливо и весело, как всегда у Линклейтера, создателя трилогии «… в полночь» и «Юности». Творца желаемого, человечного кино. И, наверное, не для наших прокатчиков.

 

«Сильнее»

 

Аналогично с «Сильнее» Дэвида Гордона Грина (с титанической ролью Джейка Джілленхала). Да, здесь опять же все завязано на США, начиная с взрыва на Бостонском марафоне. Но это история человека, у которого отрезало ноги, и безразлично, где она живет – ее страдания, ее героизм, ее плач, крик, смех и победа очень человеческие. Может прокатчики обратили внимание на исключительно «американскую» поддержку парня: как им гордятся, его уважают очень простые, буквально до «плинтусного» уровня) родственники, соседи, прохожие? Так, жаба давит именно отношение, я уже молчу про все остальные материально-технические штучки. «Сильнее» – у них, у нас – слабее.

 

Мощный «Выстрел в бездну» Рика Романа Во, где Николай Костер-Валдау легко вытирает из памяти зрителя свой образ из «Игры престолов». Невероятно глубокий, являясь бытовым! – «Проект «Флорида» Сіана Бейкера с до слез тонким Уильямом Дефо. Также мимо нас прошла «Песня песен» Терренса Малика, забыть которую уже и думать нечего, так сильно она зашла в душу; английские «Прощай, Крістофере Робин», «Т2 Трейнспоттінг», «Виктория и Абдул» и «Их звездные полтора часа», норвежский «Тельма», грузинская «Моя счастливая семья», польский «Конвой». А еще азиатское кино, которое во всей своей полноте обошло нас. Мы обошли его. Или у нас его забрали.

 

И тут есть определенный парадокс: если говорить об авторском кино, равнодушие прокатчиков легко ложится в их парадигму, но чем провинился жанровое кино? То есть почему не купили китайский «сталлоне-круз-экшн» «Войну волков 2», стала абсолютной сенсацией: только дома она собрала более 860 миллионов долларов!.. Впрочем, сожалеть по этому не рекомендую, ибо просто не могу такое вписать в список заслуживающего внимания: гіперболізм и пафосность напоминают российское пропагандистское кино, а это побуждает к рвоте, и отнюдь не в удовольствие, тем более катарсиса.

 

Другое дело – южно-корейское кино в целом. Игнорирование и отделения нашего зрителя от его достижений – существенная претензия, потому что эта кинематография – уникальна, и заслуживает отдельной статьи. Во многом она превосходит европейскую кинопродукцию, преодолевая клише и банальность беспрецедентной смелостью в развитии сюжета и персонажей. Смелость – фактически главная добродетель ее сценаристов и производителей, чего только стоит боевик «Криминальный город» Кан Юн-сона, что описывает Сеул, как Киев ‘90-х: с надрывом, черно-комично и узнаваемо. Думаю, голливудские режиссеры должны кусать себе локти от зависти за ту свободу в постановке, которую имеют их корейские коллеги. Однако, здесь, бесспорно, надо учитывать культурные различия европейской и азиатской цивилизаций, в первую очередь это касается их отношение к насилию. Потому что корейское кино может адекватно воспринимать только человек с крепкими нервами и желудком, и только в таком случае есть шанс стать фанатом кино Кореи.

 

«Подменные войска»

 

Такое историческое кино, как «Подменные войска» Чхон Чон-чхоля, с элементами экшна и психологизма, может стать и примером для наших продюсеров и информацией для зрителей, с аллюзиями на вторжение России в Украину (в Корею в XVI века вторглась Япония). Сценарий учитывает все обыденные нюансы тогдашней жизни: с условностями существования крестьян, министров и королевича; костюмно-декораторська часть – просто похищена машиной времени реальная одежду живых людей, а актеры – кажутся людьми из прошлого (любители деталей могут здесь увидеть правдивую сваргу на груди монахов и первые в истории военные жетоны, которые теперь, во времена русско-украинской войны, можно увидеть на наших воинах и курсантах). Как и фэнтезийный «Потерянное время: мальчик, который вернулся» Ом Тэ-хва, где дети играют как взрослые, а взрослые – как боги. Где сюжет закручивается так оригинально, как будто и не было 110 лет существования синематографу и ста или даже двухсот тысяч отснятых фильмов. Будто фантазия резиновая… А «Окча»? Как быть с «Окчею», полиморфным произведением різножанрового, многогранного, реалистично-странного кино Пон Чжун-хо, любимца Каннского кинофестиваля, на котором имеет честь представляться каждый его новый фильм, а в двух подряд из которых имеет честь играть Ее Освещенность Тильда Свинтон? Как объяснить это соединение наиболее искусной съемки боевика, ничем не хуже «Форсаж 8», со сказочными и наивными диалогами между девочкой и забавной зверушкой?.. Как объяснить нашим дистрибьюторам, что это тоже хотят видеть наши зрители? И нечего их – нас – считать за идиотов, которым и «так хватит». Не хватит! Наоборот – слишком много «Свингеров», «… мамочек», «Чудо(юдо)женщин» и «Лиг (псевдо)справедливости»…

 

«Окча»

 

…Я не зря ставлю минус в графе «многообразие кинотеатрального проката». Ибо мы имеем лишь крапинку айсберга мирового кино в своей луже. А там, за пределами «нас» – моря и океаны, лодки капитана Немо и Моби Діки, корейское счастье и американская независимость… Лучше плавать, чем плескаться в ванне.

Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 . Комментарии и пинг закрыты.